logo
 
?

азартные игры в общественном месте

Сановитый – есть гипотеза, что первые буквы трех частей романа, S-M-P, имеют особый смысл, связанный с тем, что они образуют обозначение силлогизма в логике (субъект – связка – предикат). В мрачном сводчатом помещении внутри башни фигура в халате бодро сновала у очага, то скрывая, то открывая желтое его пламя. Долговязый человек, сидевший на подвесной койке, направился к порогу и отворил внутреннюю дверь.– А у вас есть ключ? Бык Маллиган шваркнул жарево на блюдо рядом с собой. Но Дандрам связан и со следующей фразой: в деревушке с этим же названием сестры Йейтса устроили издательство «Дан Эмер Пресс» и центр возрождения ирландских ремесел, издательство должно было печатать на сделанной вручную бумаге книги Йейтса и других патриотов. В его житии сообщается, что он отправился из страны на свое служение, «со скорбию преступив волю матери». лекции «Ирландия, остров святых и мудрецов» (1907), употребляя тот же эпитет «пламенный».перешагнул через тело матери, простершейся перед ним. Действуя энергично и успешно, он вплотную приблизился к осуществлению планов гомруля, т.е. Он вспоминает, что, по теории зрения Аристотеля, прозрачность – «общая природа и сила, обитающая в телах» (О чувствах и чувственном, 439а). мистика Томаса Трейхерна (1637-1674), Сотницы медитаций, Сотница III, разд. Ими, мужчиной с моим голосом, с моими глазами и женщиной-призраком с дыханием тлена.

В конце «Итаки» в ряде изданий и рукописей романа (включая «Исправленный текст») стоит вместо обычной точки черный кружок – традиционный символ конца силлогизма или доказательства теоремы, заменяющий формулу «что и требовалось доказать»; так что роман представал как правильный и до конца доказанный силлогизм («Пенелопу» автор рассматривал как отдельное заключение, род эпилога). Мягкий дневной свет падал двумя снопами через высокие оконца на вымощенный плитами пол, и там, где снопы встречались, плыло, медленно вращаясь, облако дыма от горящего угля и горелого жира.– Этак мы задохнемся, – заметил Бык Маллиган. – спросил голос.– Ключ у Дедала, – отозвался Бык Маллиган. Потом отнес блюдо и большой чайник к столу, поставил и вздохнул с облегчением.– Ах, я вся таю, – произнес он, – как сказала свечка, когда… Сестры-колдуньи одновременно отсылают и к ведьмам в «Макбете» (акт 1, сц. И последний намек: стилизуясь под старый ирландский счет лет от катастрофического «великого урагана» в 1839 г., в «Дан Эмер Пресс» выпустили книгу с такой датировкой: «в год великого урагана, 1903» (в феврале 1903 г. В ранце у Армстронга уютно притаился кулек с вялеными фигами. Зажиточная семья, гордятся, что старший сын во флоте. Ее не стало: дрожащий остов ветки, попаленной огнем, запах розового дерева и могильного тлена. самоуправления для Ирландии, достиг немалого сплочения нации и оживления национального сознания. Любовная связь Парнелла и миссис Кэтрин О'Шей привела к скандальному бракоразводному процессу; одновременно от него отступились политические соратники. С учетом еще относящейся к Аристотелю цитаты из «Ада», фигура «лысого миллионера» должна быть Аристотелем, хотя не только исторических данных, но и легенд о его плешивости не имеется, и все изображения – с шевелюрою. Они сливались и разделялись, творя волю сочетателя. В митре с самоцветами, с епископским посохом, остался сидеть на троне, вдовец вдовой епархии, с задранным омофором и замаранной задницей.

Кроме того, S-M-P – инициалы главных героев соответствующих частей: Стивен – Молли – Польди. Забытая никелевая чашка для бритья поблескивала на парапете. Может, оставить тут на весь день, памятником забытой дружбе? также был разрушительный ураган).«Мабиногион» (по-валлийски «Наставление юным бардам») – сборник валлийских сказаний, смешанного кельтского и французского происхождения, изданный в 1838 г. Стивен, протянув руку за спину, достал из шкафчика молочный кувшин.– Наши островитяне, – заметил Маллиган Хейнсу как бы вскользь, – нередко поминают сборщика крайней плоти.– Сколько, сэр? Тогда – фраза, сказанная в сердцах, шум Блейковых крыл избытка Историческая рефлексия Стивена отправляется от образов и идей Уильяма Блейка (1757-1827), английского мистика, художника и поэта, которого Джойс много читал и ценил. 1810) Блейк вводит мифологическую оппозицию: «Басня, или Аллегория, образована дочерьми Памяти. в эссе «Джеймс Кларенс Мэнген» (1902): «история, эта басня, сфабрикованная дочерьми памяти»); дочери Вдохновения непричастны к ней, и, стало быть, это лишь пустая мертвая форма. Спросите меня, сэр, – вызвался Комин.– Нет, ты обожди. Время от времени он разминал их в ладонях и отправлял потихоньку в рот. Она спасла его, не дала растоптать и ушла, почти не коснувшись бытия. Вскоре он заболел и в цвете лет скоропостижно скончался. С детских лет Парнелл для него – образ национального героя, и ему было посвящено первое, что Джойс написал, – детское стихотворение, где он клеймил неверных Парнелловых сподвижников. Джойс пишет: «Парнелл – самый грозный из всех вождей, кому выпало водить ирландцев на бой»; в 1913: «Два величайших ирландца современной эпохи – Свифт и Парнелл». Здесь сошлись вместе важные внутренние темы Джойса – любовь, предательство, трагическая и жертвенная судьба крупной личности; и можно сказать, пожалуй, что Парнелл – одна из главных закадровых фигур романа. 16 Джойс даже ухитряется связать его с темой странствий и возвращения, центральной мифологемой «Улисса» и «Одиссеи».погубила женщина. Есть и сомнения в том, что лысый богач – Аристотель. – Вслед за Аристотелем и Беркли, в тему о зримом и слышимом вступает Г. Лессинг (1729-1781), немецкий драматург и теоретик искусства. Прежде начала времен Он возжелал меня и теперь уж не может пожелать, чтобы меня не бывало. Всю жизнь провоевал против единосверхвеликоеврейскотрах – бабахсущия. Ветерки носились вокруг, пощипывая кожу преизрядно.

Но эта премудрость комментаторов несколько подрывается тем, что во французском переводе, в котором активно участвовал сам Джойс, сакраментальная троица букв отнюдь не сохранена (и есть М-М-А); к тому же главный герой второй части, конечно, скорее Блум, чем жена его., жирный Бык Маллиган возник из лестничного проема, неся в руках чашку с пеной, на которой накрест лежали зеркальце и бритва. Одолжи нам один.– Как угодно, – отвечал Стивен.– Четыре сверкающих соверена! – Устроим роскошный выпивон на зависть всем раздруидам. Воздев руки, он затопал по каменным ступеням вниз, фальшиво распевая с лондонским простонародным акцентом: Веселье будет допоздна, Мы хлопнем виски и вина, В день Коронации Мы славно покутим! Он подошел к ней, подержал с минуту в руках, осязая ее прохладу, чувствуя запах липкой пены с торчащим в ней помазком. Упанишады – священные тексты индуизма с космогонической и философской тематикой; их упоминание – намек на увлечение индийской мистикой в кругах Ирландского Возрождения.или в упанишадах? – Мне думается, – сказал Стивен, не прерывая еды, – этого не найти ни в «Мабиногионе», ни за его пределами. – спросила старушка.– Одну кварту, – ответил Стивен. Древняя и таинственная, она явилась из утреннего мира, быть может, вестницей. В сочных лугах, чуть свет, она уже доила, сидя на корточках, ведьма на поганке, скрюченные пальцы проворны у набухшего вымени. Мальчуган с пустым выражением уставился в пустоту окна. (Далее этот мотив пустой формы подхватывается образом раковин, пустых ракушек, лежащих в кабинете «отца истории», Нестора – Дизи.) Непохожей на басни, памяти, драматичной, наполненной до избытка история становится лишь на грани катастрофы, конца; и выразить это вновь позволяет Блейк с его яркой апокалиптикой, картинами огненного конца мира, развернутыми в «Бракосочетании Неба и Ада» (ок. Но крыл избытка буквально у Блейка нет; Стивен соединяет две «адские пословицы» из «Бракосочетания»: «Путь избытка ведет ко дворцу мудрости» и «Ни одна птица не парит слишком высоко, если парит на собственных крыльях». Бедная душа улетела на небеса – и на вересковой пустоши, под мерцающими звездами, лис, горящие беспощадные глаза, рыжим и хищным духом разит от шкуры, рыл землю, вслушивался, откидывал землю, вслушивался и рыл, рыл. Он с помощью алгебры доказывает, что призрак Шекспира – это дедушка Гамлета. Из раздевалки стук клюшек; с поля голоса и глухие удары по мячу. Перу его принадлежит и панегирик «Тень Парнелла» (1912), где Парнелл сравнивается с Моисеем, ведущим свой народ в землю обетованную (сквозной джойсов образ, ср. С теорией зрения Аристотеля переплетается теория зрения ирландского философа и епископа-протестанта Джорджа Беркли (1685-1753), согласно которой зримое нами – не сами предметы, а только «цветные отметы» их. За малый шажок времени сквозь малый шажок пространства. В своем классическом сочинении «Лаокоон» он указал, что в зрительных искусствах, какова живопись, принципом упорядочения элементов является их рядоположение, или же nebeneinander; а в искусствах звуковых, какова поэзия, этот принцип есть последование, nacheinander.

Желтый халат его, враспояску, слегка вздымался за ним на мягком утреннем ветерке. Следующий абзац построен на скрытых цитатах из этого стиха, который Джойс необычайно любил и почитал едва ли не лучшим во всей мировой поэзии. – Отнюдь не уверен, – солидно отвечал Стивен.– В самом деле? Матушка Гроган, по всей вероятности, состоит в родстве с Мэри Энн. Затем, вдруг нарочито нахмурясь, он хрипло, скрипуче зарычал, рьяно нарезая новые ломти: На старуху Мэри Энн Ей плевать с высоких стен, Но, задравши свой подол…Набив рот яичницей, он жевал и мычал. Старушка вошла и остановилась около Стивена.– Славное утречко, сэр, – сказала она. Он смотрел, как она наливает в мерку, а оттуда в кувшин, густое белое молоко, не свое. Мычанием встречала ее привычный приход скотинка, шелковая от росы. Бык Маллиган, снова зашагавший вперед, воздел руки к небу.– Только священная кружка способна развязать Дедалу язык, – объявил он.– Я хочу сказать, – Хейнс принялся объяснять Стивену на ходу, – эта башня и эти скалы мне чем-то напоминают Эльсинор. – Британской империи, – пояснил Стивен, покраснев, – и Римской святой соборной и апостольской церкви. Сине-багровое пламя конца – выражение из «Бракосочетания». до н.э.) Пирр выиграл столь тяжелой ценой, что это привело к проигрышу всей кампании – и к появлению крылатого выражения «пиррова победа». Над усеянной телами равниной, опершись на копье, генерал обращается с холма к офицерам. А те внимают.– Теперь ты, Армстронг, – сказал Стивен. Значки на странице изображали чопорный мавританский танец, маскарад букв в причудливых шляпах квадратов и кубов. Вглядываясь из-под косматых бровей в черновик возле своего локтя и бормоча про себя, он принялся тукать по тугим клавишам машинки, медленно, иногда отдуваясь, когда приходилось возвращать валик, чтобы стереть опечатку. С «цветными отметами» связываются (какая тугая гроздь мыслей! Куда пролезет вся пятерня, это ворота, куда нет – дверь. Стивен, закрыв глаза, прислушался, как хрустят хрупкие ракушки и водоросли у него под ногами. Демиург Лос, или «творец Лос» (имя – возможно, инверсия «соль», солнце) – один из персонажей мифологической системы Блейка, которому посвящена его «Книга Лоса» (1795).

Он поднял чашку перед собою и возгласил Поднял чашку… Бык Маллиган глядел, насупясь, на бритву, покрытую мыльной пеной. В мирном спокойствии утра тени лесов неслышно проплывали от лестничного проема к морю, туда, куда он глядел. Рука, перебирающая струны арфы, рождает сплетения аккордов. Я пел ее, оставшись дома один, приглушая долгие сумрачные аккорды. Безмолвно, с жалостью и благоговением, я приблизился к ее ложу. Над этими словами, Стивен: над горькой тайною любви. Ее секреты в запертом ящичке: старые веера из перьев, бальные книжечки с бахромой, пропитанные мускусом, убор из янтарных бус. Бык Маллиган расплылся от удовольствия.– Прелестно! – произнес он сюсюкающим и слащавым голосом, показывая белые зубы и жмурясь довольно. В дверях, заслоняя свет, появилась фигура женщины.– Молоко, сэр! Бедная старушка, шелковая коровка – такие прозвища давались ей в старину Бедная старушка, шелковая коровка – иносказательные названия Ирландии, возникшие в пору жестокого национального угнетения (в XVIII в.), когда запрещалось считать Ирландию нацией. «Выступ утесагрозного, нависшего над морем», не так ли? Стивен обернулся и увидал, что холодный взгляд, смеривший его, был не таким уж недобрым.– В конечном счете, мне кажется, вы способны достичь свободы. На колени передо мной.– А некто третий, – продолжал Стивен, – желает, чтобы я был у него на побегушках.– Итальянки? Прежде чем заговорить, Хейнс снял с нижней губы приставшие крошки табака.– Вполне понимаю вас, – спокойно заметил он. Другие образы разрушения принадлежат Стивену и, по уверениям одних комментаторов, означают видение гибели Трои, других же – отражают реакцию Джойса на бомбардировки городов в 1917 г.. В 279 году до нашей эры.– Аскулум, – бросил Стивен, заглянув в книгу с рубцами кровопролитий.– Да, сэр. Тема, конечно, выбрана с умыслом: «пиррова победа», смутная судьба Пирра дают пищу Стивену для размышлений о смутности и бессмысленности истории.. Подача руки, поворот, поклон партнеру: вот так: бесовские измышленья мавров. Расселу гинею, Казинсу десять шиллингов, Бобу Рейнольдсу полгинеи, Келеру три гинеи, миссис Маккернан за комнату, пять недель. Стивен бесшумно уселся в присутствии августейшей особы. ) «отметы сути вещей»: так я перевел стоящее у Джойса signatures, отсылающее к названию трактата «De signatura rerum» Якоба Беме (1575-1624), немецкого мистика, темного и глубокомысленного мыслителя. Демиург – в философии Платона, а позднее во многих гностических и мистических учениях – демон-мироустроитель, создающий вещи мира, но не первоматерию, из которой они создаются.

И возгласил – Бык Маллиган, паясничая, разыгрывает пародию на католическую мессу и ее центральный момент – таинство пресуществления причастного хлеба и вина в тело и кровь Христовы. – Еще бы, – произнес Стивен с энергией и нарастающим страхом. Соскочив со своего возвышения, он торопливо стал рыться в карманах брюк.– Драла! Вернувшись к площадке, он запустил руку в верхний карман Стивена и сказал:– Позвольте одолжиться вашим сморкальником, вытереть нашу бритву. Любовь к Суинберну, зачинателю английского символизма и декаданса, культ греческой античности, болтовня об «эллинизации» современной жизни – все эти черты подают Быка типичным эстетствующим интеллигентом своего времени. У берега и мористей водная гладь белела следами стремительных легких стоп. Слитносплетенных словес словно волн белогрудых мерцанье. Облако медленно наползает на солнце, и гуще делается в тени зелень залива. Когда она была девочкой, у ее окошка висела на солнце клетка с птицей. Приход молочницы символически рисуется Стивену как явление Родины, и весь пассаж перекликается с мотивами ирландской темы у Йейтса – прежде всего, в его патриотической драме «Кэтлин ни Хулиен» (1902).. Бык Маллиган накинул полотенце на шею наподобие столы патера и, корчась от смеха, шепнул на ухо Стивену:– О, тень Клинка-старшего! Бык Маллиган на миг неожиданно обернулся к Стивену, но ничего не сказал. Похоже, что вы сами себе господин.– Я слуга двух господ, – отвечал Стивен, – или, если хотите, госпож, англичанки и итальянки.– Итальянки? – Я бы даже сказал, для ирландца естественно так думать. Слышу, как рушатся пространства, обращаются в осколки стекло и камень, и время охвачено сине-багровым пламенем конца. И он сказал: еще одна такая победа – и мы погибли Тема урока Стивена – война римлян в начале III в. с Тарентом (в Южной Италии), войсками которого предводительствовал Пирр (318-272 гг. И они уже покинули мир, Аверроэс и Моисей Маймонид, мужи, темные обличьем и обхожденьем, ловящие в свои глумливые зеркала смутную душу мира, и тьма в свете светит, и свет не объемлет ее Мавританский танец… – Арабские цифры навевают Стивену мысли о «бесовских измышлениях» – арабских и других нехристианских и еретических толкованиях аристотелевых теорий, о которых он думал раньше. Малая моя толика бессильна Список кредиторов курьезно перемешивает жизнь автора и жизнь героя. Трала -лала, трала -лала, трусят.– Кстати, это напомнило мне, – сказал мистер Дизи. Он подошел к письменному столу у окна, подвинул дважды свой стул и перечел несколько слов с листа, заправленного в пишущую машинку.– Присаживайтесь. Развешанные по стенам в рамках, почтительно застыли изображенья канувших в Лету лошадей, уставив кверху кроткие морды: Отпор лорда Гастингса, Выстрел герцога Вестминстерского, Цейлон герцога Бофора, взявший Парижский приз в 1866году. Он следил за их состязанием, поставив на королевские цвета, и сливал свои крики с криками канувших в Лету толп.– Точка, – дал указание клавишам мистер Дизи. Трактат (бывший у Джойса в библиотеке) говорит о том, что у всякой речи и всякой вещи имеется своя «сигнатура» – отмета сути, знаменование, означивание; и для проникновения в ее смысл необходимо эту отмету раскрыть, прочесть. Он лысый был и миллионер, maestro di color che sanno. В оригинале тут есть еще протеический момент: Los Demiurgos можно прочесть и по-испански, как множ.

Связь с мессой выражена в большом числе деталей, из которых укажем главные. А знаешь, Дедал, вот у тебя-то настоящий оксфордский стиль. Нет, лучшее тебе имя придумал я: Клинк, острый клинок. – В кромешном мраке, с каким-то незнакомцем, который стонет и бредит, что надо застрелить пантеру. Стивен покорно дал ему вытащить и развернуть напоказ, держа за угол, измятый и нечистый платок. Вслед за этим, разглядывая платок, он объявил:– Сморкальник барда. Позицию же Стивена Джойс рисует особой: еще не устоявшейся, но явно не приемлющей общих взглядов и вкусов. Голова скрылась, но мерный голос продолжал, опускаясь, доноситься из лестничного проема: Не прячь глаза и не скорби Над горькой тайною любви, Там Фергус правит в полный рост, Владыка медных колесниц.«Не прячь глаза…» – строки из стихотворения У. Она видела старика Ройса в представлении «Свирепый турка» и вместе со всеми смеялась, когда он распевал: Открою вам, Что рад бы сам Я невидимкой стать. Сложены в памяти природы, вместе с ее детскими игрушками. Стакан воды из крана на кухне, когда она собиралась к причастию. Голос Быка Маллигана раздался певуче в глубине башни, приблизился, долетев от лестницы, позвал снова. Все улажено.– Иду, – сказал Стивен, оборачиваясь.– Давай, Христа ради, – говорил Маллиган. Его голова нырнула и вынырнула.– Я ему передал про твой символ ирландского искусства. Старуха-странница, низший род бессмертных, служащая своему захватчику и своему беззаботному обманщику, познавшая измену обоих, вестница тайны утра. Он с помощью алгебры доказывает, что внук Гамлета – дедушка Шекспира, а сам он призрак собственного отца.– Как-как? В этот сверкнувший безмолвный миг Стивен словно увидел свой облик, в пыльном дешевом трауре, рядом с их яркими одеяниями.– Это удивительная история, – сказал Хейнс, опять останавливая их. Мы в Англии сознаем, что обращались с вами несправедливо. Гордые полновластные титулы прозвучали в памяти Стивена победным звоном медных колоколов: et unam sanctam catholicam et apostolicam ecclesiam Месса папы Марцеллия – знаменитая месса Палестрины, написанная в память папы Марцеллия II, который скончался в 1555 г. Джойс очень высоко ценил ее, однажды сказав: «Написав „Мессу для папы Марцеллия“, Палестрина превзошел себя как музыкант и спас музыку для Церкви»., голоса сливаются в мощное утверждающее соло, и под их пение недреманный ангел церкви воинствующей обезоруживал ересиархов и грозил им. Аверроэс (1124-1198) – арабский философ, чьи комментарии на Аристотеля были в числе авторитетнейших сочинений для христианской схоластики. Каррэн, Фред Райен, Рассел, Козине, Келер, миссис Маккернан – реальные дублинцы, знакомые Джойса; Макканн и Темпл – знакомые Стивена, персонажи «Героя Стивена» и «Портрета» (хотя и у них есть прототипы – дублинцы: у Темпла – студент-медик Джон Элвуд, приятель Гогарти, у Макканна – близкий знакомый Джойса Френсис Скеффингтон (1878-1916), филолог, позднее расстрелянный англичанами во время Пасхального восстания)..– В данный момент нет, – ответил Стивен. – Вы бы могли оказать мне услугу через ваши литературные знакомства. – …Куда Крэнли меня привел, чтобы разом разбогатеть, таскались за его фаворитами средь грязью заляпанных бреков, орущих букмекеров у стоек, трактирной вони, месива под ногами. Для Стивена это близко к более привычной ему схоластической теме о необходимости точных дефиниций вещей; и он вспоминает (чуть ниже) неуклюжие дефиниции из знаменитого «Словаря английского языка» (1755) Сэмюэла Джонсона, пародируя Джонсоново определение двери: «Дверь – то, что бывает у дома, ворота же – у городов и общественных строений»..

Латинские слова Быка – начальный возглас священника, совершающего мессу. Он устремил взгляд искоса вверх, издал долгий, протяжный призывный свист и замер, напряженно прислушиваясь. Он соскочил с площадки и с важностью поглядел на своего зрителя, собирая у ног складки просторного халата. Он выбривал с усердием подбородок.– Всю ночь бредил про какую-то черную пантеру, – проговорил Стивен. Новый оттенок в палитру ирландского стихотворца: сопливо-зеленый. Он снова поднялся к парапету и бросил долгий взгляд на залив. Великая нежная мать – «Я вернусь к великой и нежной матери всех / К матери и возлюбленной нашей – к морю». Эллинизация – понятие и лозунг были выдвинуты в сочинении «Культура и анархия» (1869) Мэтью Арнольда (1822-1888), писателя, поэта и эссеиста, весьма авторитетного в викторианской Англии. Голова его задержалась на миг над лестницей, вровень с крышей.– И не хандри из-за этого целый день. Мимолетные радости, заботливо сложенные, надушенные мускусом. Яблоко с сахаром внутри, испеченное для нее на плите в темный осенний вечер. Стивен, еще содрогаясь от вопля своей души, услышал теплый, щедрый солнечный свет и в воздухе за своей спиной дружеские слова.– Будь паинькой, спускайся, Дедал. Служить или укорять, он не знал; однако гнушался заискивать перед нею.– И впрямь прекрасное, сударыня, – согласился Бык Маллиган, наливая им в чашки молоко.– Вы, сэр, отведайте, – сказала она. Глаза, светлые, как море под свежим ветром, еще светлей, твердые и сторожкие. Бык Маллиган немедля изобразил ликующую физиономию с ухмылкою до ушей. Орды ересей в скособоченных митрах разбегаются наутек: Фотий, орава зубоскалов, средь коих и Маллиган, Арий, воевавший всю жизнь против единосущия Сына Отцу, Валентин, что гнушался земным естеством Христа, и хитроумный ересиарх из Африки, Савеллий, по чьим утверждениям Отец Сам был собственным Сыном Имена, проходящие в сознании Стивена, принадлежат весьма разным фигурам, общее у которых в том, что католическое богословие считает их всех авторами еретических учений. Лоснящаяся темная голова, тюленья, далеко от берега, круглая. Моисей Маймонид (1135-1204) – иудейский философ и талмудист, стремившийся создать синтез начал разума, веры и (иудейского) откровения на базе философии Аристотеля; был также весьма влиятелен на христианском Западе. Маллигану девять фунтов, три пары носков, пару обуви, галстуки. Мистер Дизи от души рассмеялся, пряча свою копилку.– Я так и думал, – сказал он весело. Мы народ щедрый, но справедливость тоже нужна.– Я боюсь этих громких слов, – сказал Стивен, – они нам приносят столько несчастий. Один к одному на Честного Мятежника, на остальных десять к одному! Позволю себе вторгнуться на ваши уважаемые столбцы. Ливерпульская клика, похоронившая проект Голуэйского порта Ливерпульская клика… – В 1850-х годах возник проект превращения гавани Голуэй на западе Ирландии в большой трансатлантический порт. Перейдем к сути дела.– Я выражаюсь напрямик, вы согласны? Хотя бы это, если не больше, говорят моей мысли мои глаза. Значит, то, что тела, он усвоил раньше, чем что цветные.

Бритвенная чашка имитирует священный сосуд, где происходит пресуществление. Обернувшись по сторонам, он с важностью троекратно благословил башню, окрестный берег и пробуждающиеся горы. Белые ровные зубы кой-где поблескивали золотыми крупинками. Резкий ответный свист дважды прозвучал в тишине.– Спасибо, старина, – живо откликнулся он. Жирное затененное лицо и тяжелый овальный подбородок напоминали средневекового прелата Средневековый прелат – комментаторы давно решили, что это Александр Борджиа (1431-1503, папа Александр VI в 1492-1503), прославленный, помимо покровительства искусствам, невероятными пороками и преступлениями. Ветерок шевелил белокурую, под светлый дуб, шевелюру.– Господи! – Как верно названо море у Элджи: седая нежная мать! По мысли Арнольда, английское общество было слишком «иудаизировано», т.е. Ее изящные ногти, окрашенные кровью вшей с детских рубашонок. Громко раздается ее дыхание, хриплое, прерывающееся от ужаса, и, став на колени, все молятся. Liliata rutilantium te confessorum turma circumdet: iubilantium te virginum chorus excipiat Воплем «Упырь! Уступая ей, он сделал глоток.– Если бы все мы могли питаться такой вот здоровой пищей, – объявил он звучно, – в этой стране не было бы столько гнилых зубов и гнилых кишок. Отрешенный и важный, проследовал он к порогу, не без прискорбия сообщая:– И, пойдя вон, плюхнулся с горки. – Двенадцать фунтов, – ответил Бык Маллиган.– Военному министру, – добавил Стивен через плечо. Правитель морей, он смотрел на юг, через пустынный залив, где лишь маячил смутно на горизонте дымный плюмаж далекого пакетбота да парусник лавировал у банки Маглине.– Я где-то читал богословское истолкование, – произнес он в задумчивости. Он поглядел на них, блаженно разинув красивый рот, и глаза его, в которых он тут же пригасил всякую мысль, моргали с полоумным весельем. Он предостерегающе поднял палец: А кто говорит, я не бог, тем плутам Винца, что творю из воды, я не дам. Фотий (ок.820-ок.891) – патриарх Константинопольский, виднейший деятель Православия и мишень резких нападок католиков, считающих его зачинателем «раскола», который привел к разделению Церквей в 1054 г. Валентин (II в.) – автор одной из наиболее изощренных систем околохристианского гностицизма; как это типично для гностиков, он тяготеет к спиритуализму и гнушению плотью, утверждая, в частности, что Христос не имел земного тела и был чистым духом. Зов, протяжный и мелодичный, донесся до него с моря. Их двусмысленный статус нехристианских учителей христианской мысли объясняет появление в связи с ними эпитетов «темные» и «глумливые». Мистер Дизи вперил суровый взгляд туда, где над камином пребывали дородные стати мужчины в клетчатом килте: Альберт Эдуард, принц Уэльский.– Вы меня считаете старым замшелым тори, – молвил его задумчивый голос. Мимо жуликов, мимо игроков в кости спешили мы вслед за копытами, картузами и камзолами, и мимо мяснолицей зазнобы мясника, жадно всосавшейся в апельсин. Пресловутая политика невмешательства, которая столь часто в нашей истории. Проект осуществлялся неудачно и был оставлен; слухи (не имевшие оснований) приписывали неудачу проискам ливерпульских судовладельцев, которым проект грозил конкуренцией. 16; Джойс также писал о нем, с большим одобрением, во время своего пребывания в Голуэе в 1912 г. Я здесь, чтобы прочесть отметы сути вещей: всех этих водорослей, мальков, подступающего прилива, того вон ржавого сапога.

Бык произносит, шутовски переиначивая, читаемую при этом молитву; его свист обозначает звонок колокольчика, знаменующий свершение таинства. женский род от слова «Христос», заставляет предполагать, что, по Маллигану, в пресуществлении возникает «Христос женского рода». Потом, увидев Стивена Дедала, наклонился к нему и начал быстро крестить воздух, булькая горлом и подергивая головой. В этом можно и сомневаться, ибо образ прелата дан очень обобщенно, а Борджиа – классическая фигура Ренессанса, а не средних веков., покровителя искусств. привержено практицизму, власти традиций и дисциплины, и нуждалось в «эллинизации» – внесении начал гибкости, терпимости, бескорыстного познания. Перегнувшись, он посмотрел вниз на воду и на почтовый пароход, выходящий из гавани Кингстауна.– Наша могущественная мать, – произнес Бык Маллиган. Стивен, скрывая зияющие раны, оставленные словами в его сердце, как можно суше сказал:– Я и не говорю, что это оскорбляет мою мать.– Так что же тогда? Во сне, безмолвно, она явилась ему, ее иссохшее тело в темных погребальных одеждах окружал запах воска и розового дерева, ее дыхание, когда она склонилась над ним с неслышными тайными словами, веяло сыростью могильного тлена. », прозвучавшим в мозгу Стивена, открывается тема его богохульства и богоборчества – открытого и бунтарского, в отличие от шутовских глумлений Быка. А то живем в болоте, едим дешевую дрянь, а улицы вымощены навозом, пылью и чахоточными плевками.– А вы, сэр, на доктора учитесь? – Это значит, семь дней по пинте по два пенса это семь раз по два это шиллинг два пенса да эти три дня по кварте по четыре пенса будет три кварты это выходит шиллинг да там один и два всего два и два, сэр. Стивен, взяв ясеневую тросточку, стоявшую у стены, тронулся за ним следом. За спиной у себя он слышал, как Бык Маллиган сбивает тяжелым купальным полотенцем верхушки папоротников или трав.– Кланяйтесь, сэр. Они приостановились, покуда Хейнс разглядывал башню. Потом он заметил:– Зимой унылое зрелище, надо думать. – Их выстроили по указанию Билли Питта, – сказал Бык Маллиган, – когда с моря угрожали французы. – Я этого не выдержу, я вам не Фома Аквинат, измысливший пятьдесят пять причин. Он обернулся к Стивену, аккуратно одергивая лимонный жилет:– Тебе ж самому для такого надо не меньше трех, правда, Клинк? Он помотал туда-сюда болтающейся башкой болванчика, тряся полями круглой панамы, и запел дурашливым, бездумно веселым голосом: Я юноша странный, каких поискать, Отец мой был птицей, еврейкою – мать. Пусть пьют они воду, и тайна ясна, Как снова я воду творю из вина. Арий (ок.256-336) – основатель арианства, учения о сотворенности Сына Божия, отвергнутого как ересь Никейским (I Вселенским) собором в 325 г. Савеллий (III в.) – представитель модализма, ереси, согласно которой Ипостаси Пресвятой Троицы – не разные Лица, а только разные способы проявления (модусы) единой Сущности, так что все их различия – лишь кажущиеся. 4 он заметит то же облачко, что Стивен выше: такими микродеталями Джойс утверждает связь и перекличку двух линий романа.– Я, разумеется, британец, – продолжал голос Хейнса, – и мыслю я соответственно. Uliata rutilantium Turma circumdet.lubilantium te virginum. Седой нимб священника за скалой, куда тот скромно удалился для одевания. Душа мира – понятие многих систем неортодоксальной христианской мистики, а также гностицизма, оккультизма, теософии и проч. Это сказал французский кельт Первая из путаниц и небылиц Дизи: с изречением об империи, над которою не заходит солнце, не связано имени никакого «французского кельта». – Со времен О'Коннелла я видел три поколения Тирада Дизи демагогична и неточна. (Он был принят в самом Ирландском парламенте, подкупленном англичанами, и Джойс в лекции «Ирландия, остров святых и мудрецов» пишет об этом как о факте национального позора и деградации.) О'Коннелл боролся за отмену Унии, и католическая церковь нисколько не «клеймила» его. агрессивные группы ольстерских протестантов, назвавшие себя в честь короля Вильгельма III Оранского, который разбил Якова II и окончательно закрепил английское покорение Ирландии; поздней оранжистами стали называть всех ирландских сторонников английского владычества. Пронзительные крики донеслись с поля и трель свистка. Я среди них, в свалке их борющихся тел, на турнире жизни. Турниры, грязь и рев битв, застывшая предсмертная блевотина убитых, вопль копий, наживленных кровавыми человечьими кишками.– Готово, – произнес мистер Дизи, вставая с места. Стивен тоже поднялся.– Я тут все выразил в двух словах, – сказал мистер Дизи. Сопливо– зеленый, серебряно-синий, ржавый: цветные отметы.

Он также добавляет элемент карнавальной учености – «научные замечания» о заминке с образованием белых кровяных шариков и о выключении тока, что подается, надо предполагать. Можно по-разному толковать это богохульство; комментаторы видят тут намек на службу дьяволу – черную мессу, в ритуале которой алтарем служит тело нагой женщины. Стивен Дедал, недовольный и заспанный, облокотясь на последнюю ступеньку, холодно смотрел на дергающееся булькающее лицо, что благословляло его, длинное как у лошади, и на бестонзурную шевелюру, белесую, словно окрашенную под светлый дуб. Довольная улыбка показалась у него на губах.– Смех да и только, – сказал он весело. Ткнув пальцем с дружелюбной насмешкой, он отошел к парапету, посмеиваясь. Поедешь, если я раздобуду у тетушки двадцать фунтов? Позднее другие авторы, и прежде всего Суинберн, добавили к понятию эллинизации мотивы расковывания чувств, единения с природой и наслаждения искусством.. Внезапно он отвел взгляд от моря и большими пытливыми глазами посмотрел Стивену в лицо.– Моя тетка считает, ты убил свою мать, – сказал он. Ты вот не соизволил стать на колени и помолиться за свою мать, когда она просила тебя на смертном одре. Да потому, что в тебе эта проклятая иезуитская закваска Иезуитская закваска и ниже Лойола (св. – спросил Бык Маллиган.– Это оскорбляет меня, – был ответ. Стивен остался на месте, недвижно глядя на мыс и на спокойную гладь залива. В висках стучала кровь, застилая взор, и он чувствовал, как лихорадочно горят его щеки. Ее стекленеющие глаза уставились из глубин смерти, поколебать и сломить мою душу. – спросила старушка.– Да, сударыня, – ответил Бык Маллиган. Она покорно внимает зычному голосу своего костоправа и врачевателя, меня она знать не знает. Бык Маллиган вздохнул и, отправив в рот горбушку, густо намазанную маслом с обеих сторон, вытянул вперед ноги и начал рыться в карманах.– Платить подобает с любезным видом, – сказал улыбаясь Хейнс. Его говорливые руки метнули мягкий черный снаряд.– И вот твоя шляпа, в стиле Латинского Квартала. Хейнс окликнул их от дверей:– Друзья, вы двигаетесь? Выйдя на лестницу, он притянул неподатливую стальную дверь и запер ее. У подножия лестницы Бык Маллиган спросил:– А ты ключ взял? Но наша – это омфал.– И какие же у вас идеи о Гамлете? – Это уж столько ждет, – ответил тот равнодушно, – может и еще подождать.– Вы разжигаете мое любопытство, – любезно заметил Хейнс. Быстрым прощальным жестом он подергал за Стивенову тросточку и устремился вперед, к самому краю утеса, хлопая себя по бокам, как будто плавниками или крыльями, готовящимися взлететь, и продолжая свое пение: Прощай же и речи мои запиши, О том, что воскрес я, везде расскажи. – Баллада об Иисусе-шутнике, – буркнул Стивен.– Так вы это раньше слышали? Творение из ничего, чудеса, Бог как личность.– Мне думается, у этого слова всего один смысл, – сказал Стивен. – Вы видите во мне, – произнес Стивен мрачно и недовольно, – пример ужасающего вольнодумства. В своих размышлениях о связи отца и сына Стивен нередко вспоминает эти учения (в эп. Воинство Михаила – из молитвы, заключающей католическую службу. К тому же мне вовсе не хочется увидеть свою страну в руках немецких евреев. Из-за выступа скалы высунулось красное отдувающееся лицо. Для Джойса оно связывалось в первую очередь с Джордано Бруно, который был одним из его героев в молодости. Холодные как море глаза смотрели на пустынную бухту -повинна история – на меня и мои слова, без ненависти.– Что над его империей никогда не заходит солнце.– Ха! Изречение встречается уже у Геродота, где Ксеркс произносит его об империи персов; к английской империи его применяли многие.. Дэниэл О'Коннелл (1775-1847) – крупнейший деятель легальной борьбы Ирландии за независимость, получивший в стране имя «Освободитель» за достижение равных прав для католиков. Голод – катастрофический голод 1846-1848 гг., уменьшивший, за счет смерти и эмиграции, население Ирландии почти на четверть. При оружии, в масках, плантаторы хриплыми голосами дают присягу. Берегись, стриженые В сознании Стивена, как резкая отповедь, проходит цепь эпизодов, рисующих иной облик оранжистов. писал Джойсу, что Блэквуд "умер, натягивая свои ботфорты, «чтоб ехать в Дублин и голосовать против Унии». Ты хочешь сказать, тот маменькин сынок, заморыш со слегка осовелым видом?